м Мы как обычно рады вас приветствовать и удивительно счастливы представить вашему вниманию самый нерегулярный изо всех периодических органов Клуба русских харизматических писателей! :-) Что это такое: это такие странички, на которых мы будем выкладывать всякие крупные, мелкие, а также и вовсе незначительные новости или не-новости, а совсем даже тексты, которые так или иначе привлекли внимание харписов (или которые харписы зачем-то породили) или тех, кто надежно и плотно к ним примкнул, и вы тоже можете принять участие во всем этом безобразии, если вам того захочется, для чего следует выслать нам ваш бесценный материал. :-) Warning! Для тех, кто не понял: посылать материалы следует сюда.
 
 
2004 год, выпуск шестой
 
major пронин: "свидетели для крысолова" - зигмунд резкий: избранные речи о русскоязычной фантастике. речь 25
 
major пронин: "свидетели для крысолова"
 

В длижайшее время полки книжных магазинов будут завалены очередной книгой, вышедшей из-под пера major'а Пронина, того самого, который написал про Мао. Книга шла к читателю трудно, долго, а читатель, само собой, извелся в ожидании - и вот, близок миг тотального щастья: "Свидетели для Крысолова" практически заряжены в тираж и, быть может, в эти самые минуты трудятся офсетные машины типа "Циркон", штампуют и штампуют буквы, запятые и пробелы. Ну а пока мы от всей души предлагаем вам зачесть предисловие редактора, которое ниже:

"Фантастика - классный жанр"

-1-

... А еще говорят, что летом 1284 года в немецком городке Гаммельне расплодились во множестве крысы, и стало их так изобильно, что куда не пойдешь - на крысу наткнешься, так что лучше и вовсе никуда не ходить.

Убоялись коты, а вслед за тем убоялись люди: ни молебны не помогали, ни амулеты охранительные. И было объявлено повсюду: "Кто избавит славный город Гаммельн от крыс, получит от магистрата столько золота, сколько сможет унести!"

И тогда нашелся бродячий музыкант, который сказал, что может извести крыс:

"Певец, любимый повсеместно,
Я крысолов весьма известный,
И в этом городе с моим
искусством впрямь необходим.
Хоть крыс тут водится - дай Боже, -
да и хорьков как будто тоже, -
Мне стоит только заиграть,
И вам их больше не видать..."

Заиграл Крысолов на волшебной дудочке и пошли за ним крысы, как сонные или будто в омрачении. Все до единой вышли за пределы города. Но обещанной платы за работу славный музыкант не получил. И тогда на следующую ночь он заиграл снова, и увел из города детей...

-2-

В конце восьмидесятых годов прошлого века в одной из столичных газет появилась сенсационная статья о гигантских крысах-мутантах, оккупировавших тоннели московского метро. По сообщениям очевидцев, эти крысы были больше похожи на собак: около семидесяти сантиметров в холке и почти метр в длину, с зубами, что запросто перегрызают стальные прутья. Обнаружили крыс случайно: один из диггеров, любителей подземных прогулок, в очередном своем путешествии по подземке столкнулся с крысой-убийцей нос к носу. Результатом братской встречи стали кровавые останки незадачливого путешественника, ранним утром обнаруженные обходчиками в тоннеле. Результатом публикации статьи стала паника среди москвичей.

Страх перед крысами - древний страх. В средние века вслед за крысами в город приходила чума, и потому крысы считались вестниками беды и смерти.

Умножившееся поголовье крыс и в нынешние времена вызывает ужас: не бывает так, чтобы эти твари расплодились бесцельно. Крысы живут везде, где есть люди. Крысы хотят жить там, где живут люди. Но крысы могут захотеть жить не вместе, а вместо людей.

Что нас пугает в этих животных? Что мы о них знаем?

Плодятся и размножаются они так, что человеку и не снилось: самка может приносить от пяти до десяти приплодов в год и в каждом приплоде от четырех до двенадцати крысят. Крысы приспосабливаются к любым природным и техногенным условиям (способны выжить даже после ядерной катастрофы!), устойчивы почти к любой отраве, успешно избегают ловушек, всеядны (уничтожают пластмассу, способны прогрызть даже бетон!).

А еще крысиное сообщество на редкость сплоченное и славится взаимопомощью между особями. Встречаются среди них особи-камикадзе, сознательно жертвующие собой ради общего блага: они пробуют на зуб любой незнакомый продукт. Итог пробования - положительный или отрицательный - сохраняется в коллективной памяти нескольких крысиных поколений.

Кажется, сказанного достаточно, чтобы испугаться за прекрасный будущий мир, в котором главным биологическим видом вдруг станет крыса. Ведь способность этого вида к выживанию по меньшей мере равна человеческой или даже превосходит ее. Однако человек выживает с помощью созданных им устройств и механизмов, и если их отнять, то трудно предсказать, что станется с людьми. Зато крыса выживет почти по всякой ситуации. И мало того: размножится, населит землю.

Так что нас ждет - крысиный социум или человеческий?

В современных городах-мегаполисах жизненного пространства для крыс более чем достаточно, начиная от мусоропроводов и свалок, заканчивая складскими территориями заводов и фабрик.

Но не так страшно на земле, как под землей: бесконечное увеличение различных подземных коммуникаций (метро, канализация, линии связи) не позволяет человеку контролировать процессы, происходящие в глубинах. И вот однажды, из глубин...

-3-

Роман Игоря Пронина "Свидетели Крысолова" - роман-предупреждение, роман-катастрофа: в Москве будущего, которая по всем параметрам переросла понятие "город", не хватает людских ресурсов. Обслужить и обиходить такое огромное пространство - некому, и потому целые районы забыты и заброшены, о чем обычные жители даже не догадываются. Там, где люди еще живут, чисто, сухо, покойно, одна беда: город стремительно стареет и рождаемость в нем почти никакая.

Но нет территории без хозяина: там, откуда ушли люди, появляются крысы. Так по привычке называют бомжей, живущих в подземелье. Но новые крысы куда больше отвечают этому названию, они плодятся подобно животным, они столь же агрессивны, и их движение к поверхности не остановить. Наступило время последней войны: "крысы" готовятся выйти из глубин, чтобы стать единственными обитателями города.

Мэрия Москвы не справляется с ситуацией, равно как и магистрат средневекового Гаммельна. И вновь неведомо откуда приходит Крысолов, и назначает плату, и не получает ее, и уводит из города детей.

Но крысы и дети в романе Пронина совсем другие и - другое, нежели в средневековой немецкой легенде. Одно объединяет эти столь разные истории - фигура Крысолова.

Рассказывая историю Гаммельнского крысолова, никто обычно не задается вопросом, откуда он пришел и кто был на самом деле. Был ли это обыкновенный странствующий менестрель, был ли это маг, или же к людям пришло существо демоническое? И куда увели детей?

Игорь Пронин отвечает на эти вопросы, но понравятся ли такие ответы?

-4-

Игорь Пронин родился в 1968 в Москве. Первые его произведения, написанные на перфокартах сине-красным карандашом, не сохранились.

Пишет много и разное, но всегда - хорошо и необычно.

Автор душевной повести "Мао", номинированной на АБС-премию, книги, во всех отношениях незаурядной.

О себе говорит так: "Пишу все подряд, но получается одна фантастика. Такова особенность моего яркого дарования: возьмусь описывать "жигули" - их никто не узнает. Приходится потом править на "звездолет", и тогда всем сразу все понятно. Фантастика - классный жанр".

 
зигмунд резкий: избранные речи о русскоязычной фантастике. речь 25
 

Дорогие коллеги, коллежки, собратья по алфавиту, соперники по синтаксису, а также многочисленные примкнувшие туда или даже сюда, кого я тоже неимоверно, не смотря ни на что рад приветствовать здесь и сейчас! Вы снова все облепили мою покосившуюся кафедру и как же я нечеловечески счастлив наблюдать вас в массе, в, так сказать, скоплении! Но к делу: время неумолимо поджимает, часики тикают тик-так, тик-так, и моего горячего, правдивого слова пристально ожидают еще в Клубе железнодорожников поселка Средние Пыхты, а я не привык обманывать ожидания трудящихся, так что буду привычно краток. Внемлите. А слабонервных и незамутненных попрошу незамедлительно покинуть.

Сегодня я с изначально присущей мне и широко известной вам щедростью поделюсь очередными секретами творческого мастерства, дабы вы буквально все и каждый могли еще больше развиться и стать такими знатными текстовиками, каких пока еще не носила земля русскоязычная, а уж потомки ни вас, ни меня ни на секунду не забудут. Пора, пора уже закрыть зияющие дыры в нашем монолитном творческом строе, пора ударить алфавитом по редакциям и периодике, пора поставить читателя на свойственное ему место, а то ведь много он, этот читатель, в последнее время о себе возомнил и даже подумал! Создается глубоко ошибочное впечатление, что читатель пошел нынче шибко грамотный, начитавшийся учебника Розенталя, и оттого обо всем может судить, иметь собственное мнение, а то еще и замахиваться практически кулаками на текстовика, который не одну клаву с мышью истер до корней в порыве создать великое, доброе и местами вечное. Пора за читателя взяться и дать ему как следует по рукам. И начнем мы прямо сейчас.

В прошлых речах я вам буквально на пальцах доказал, какой непреоборимый вред для русскоязычного текстовика несет в себе образование, отличное от технического, мы с вами всласть порассуждали о таких важных художественных приемах как "повторы-повторчики" и "суперобложка как творческий метод", и я надеюсь, что к сегодняшнему дню каждый из вас уже изжил в себе как зачатки так называемого гуманитарного образования, так и какие-либо внутренние ограничения, которые оно якобы налагает, добившись подлинной творческой свободы, а именно она, эта свобода, и выведет вас туда, куда выведет, и не благодарите меня за это, потому что ровным счетом не за что. Для достижения новых высот нам с вами осталось освоить буквально малое, а именно - научиться обращаться с таким художественным приемом, как "штамп", потому как именно в нем укоренился еще один, не побоюсь этого слова, золотой ключик к победе текста над словом, а уж потом все пойдет как по маслу: и ахнуть не успеете.

Итак - "штамп". Что это, в сущности, такое? Как всем хорошо, давно и широко известно, штампы бывают бытовые, стилистические, фантастические и полиграфические, но о последних мы сегодня говорить не будем, потому как что о них говорить, если еще ничего толком не наштамповано? Рановато, рановато. Да к тому же полиграфический штамп - это, пожалуй, единственное, чего текстовику не следует категорически избегать, а напротив, - стремиться присутствовать при изготовлении, а то ведь и тут может затесаться какой-нибудь недоделанный гуманитарий, и прощай красивый седьмой переплет во взрослом варианте! Что же до первых трех разновидностей штампов, то с ними мы прямо сейчас поведем непримиримый и местами незримый бой, потому как нет больше наших сил и возможностей с такими штампами мириться. Ведь взгляните широко открытыми глазами по сторонам: кругом - штампы! Солнце всходит и заходит, травка опять же зеленеет, зима постоянно сменяет осень, вода неукротимо замерзает в лед, сигарета (вар.: сигара, сигарилла, трубка, косяк, пр.) прикуривается от спички (вар.: зажигалки, окурка, уголька, костра, пылающего здания, пр.) - и все это происходит, происходит и происходит самым возмутительным образом. Вот чему на самом деле и с самого начала и до самого что ни на есть конца надо и положить тот самый конец, о котором я столь удачно и к месту только что упомянул! Вот с чем надо бороться насмерть! Вот от чего надо решительно и бесповоротно избавиться, отрешиться, отмежеваться и стучать по клаве так, будто ничего вышеописанного кругом совершенно не происходит. "Он открыл глаза, разбуженный солнечным светом" - что за, простите, фигня? Надо писать: "Он воздел веки, возбужденный кипящей яростью солнечного светила". "Он встал и оделся" - никогда! Только: "Он воздвигнул свое тело и облачился". Вместо "он позавтракал и вышел на улицу" - "он осуществил утреннюю трапезу и двинул свои стопы навстречу сияющего дня". "Когда он выходил из дома, его охранительный амулет дал о себе знать" - да что вы! Ибо - "Когда он гордо влачился через порог духи ю-ю через своего геде напомнили ему о себе сладострастной пульсацией веве". Почувствуйте разницу и запомните: бытовые штампы - самый страшный ваш враг. Закройтесь от них, закуклитесь, обратите время и пищу вспять, перестаньте стирать носки и принимать внутрь, развейте духовность и выйдите в астрал, заживите, наконец, совершенно небывалой жизнью, хотя и это тоже все бытовые штампы! Да, архитрудно. Да. Тут вам работать и работать. Но вот же, пожалуйста - есть уже успехи на этом поприще: вместо того, чтобы написать какую-нибудь исполненную бытовыми штампами банальщину вроде "это охранительный талисман, господин, который защищает меня от злых духов", один молодой русскоязычный текстовик остроталантливо сообщает - "это веве моего геде-побратима, талела, она защищает меня от козней ю-ю". Что вы на это выразите, коллеги и даже коллежки? Я, например, ясно вижу картину в целом: веве, геде, талела и - ю-ю! Таково свойство истинного таланта. Я сейчас не про себя, как вы понимаете, хотя уж чем-чем, а талантищем природа меня никак и ни в чем не обидела. Образы, которые толпятся и сталкиваются в каждом предложении - наилучший способ избегнуть бытовых штампов и создать новенькую художественную реальность. Запишите себе где-нибудь, а то забудете.

реклама

Теперь штампы стилистические - это достаточно просто, но все они также должны быть стерты с лица земли, неба и воздуха, не говоря уже о мировом океане, уровень которого медленно, но неуклонно повышается день за днем. Начнем с азов: "Мама мыла Раму" - штамп из штампов! Избитый всеми, кому только было не лень стукнуть, а вот выйдите вперед, если можете двигаться, или поднимите безразлично какую конечность хоть один из тех, кто по Маме с Рамой не засветил от души в свое время. Что вы? Нету? Нету. Я так и знал. Вывод: с такими-то штампами бороться нам сам Б-гъ велел, и не подумайте обо мне чего-нибудь лишнего, а то ведь я по вашим глазам вижу уже, какое направление приняли ваши же мысли. От стилистических штампов надобно решительно уходить, убегать, удирать, невзирая на препятствия, трудности и сочетание несочетаемого, и уже появляются, я снова не побоюсь этого слова, книжки, авторы которых далеко продвинулись по пути борьбы со стилистическими штампами, не оставив от них буквы на букве. За примерами далеко даже ходить не надо, я захватил примеры с собой, выписал их на салфетку и сейчас достану ее из кармана, дабы наглядно продемонстрировать вам, что и как в этой области можно сделать. Ага! Вот: "Вторая декада сеностава месяца неспешно сочилась сквозь клепсидру солнечного лета, и голоса зябликов, доносившихся из придорожных кустов, звенели в ушах..." - как свежо, неизбито, образно! Сеностав! Клепсидра! Лето! Зяблики! Дальше: "Я ехала сквозь их гнездовые угодья, как вдоль пограничной полосы... Зяблики попеременно возмущались вторжением человека на белой лошади в их частные владения, залихватские трели сменялись хриплым чириканьем, птахи суетливо перепархивали по веточкам, тревожа листву..." - как самобытно, боллитературно, новаторски! Зримо встает перед глазами и вторжение, и возмущение, и трели, и даже чириканье, но главное здесь даже не все это, а то, что подающий неимоверные надежды русскоязычный текстовик в процитированном фрагменте совершает не только многообещающую попытку уйти от штампов стилистических, но и частично - от бытовых, что попахивает уже высшим пилотажем. Сколь изящно, красиво и до основанья разрушил он, а точнее она, ибо я цитирую начало книги О. Громыко "Профессия: ведьма", давний орнитологический миф о зябликах, заставив их против природы гнездиться стаями, а кроме того издавать "залихватские трели" и, что характерно, - чириканье! Для не особенно догадливых сообщаю, что бытовой штамп в данном случае состоит в том, что зяблики в обычных условиях не гнездятся стаями, а собираются в таковые исключительно на время сезонных миграций (глупые птицы!) и ни при каких условиях не чирикают, что свойственно воробьям, но какая все это ерунда, если речь идет о создании великого, светлого и несомненно вечного! Тут и крокодил румбу спляшет, если того потребует неумолимое время. Жаль, что наш автор на этом и остановился, а не привил умным птицам заодно и умение хрюкать или, скажем, ругаться матом, но я верю - слышите: верю! - что О. Громыко пойдет гораздо дальше и смело перевернет буквально все наши замшелые представления о флоре и фауне, ведь послушайте, как же обалденно красиво звучит: "Разноцветная кайма черных подсыхающих луж взрывалась сотнями истомленных жарой мотыльков, раскручивалась ввысь вихрем трепещущих крыльев"! Так и стоит эта картина перед глазами: разноцветная кайма, лужи, взрывы, мотыльки, вихрь! Симфония! Пир духа! Или: "Наконечник (стрелы) затрепетал, как щенячий хвостик" - грандиозно! Что вы до сих пор знали о стрелах и хвостах? Придите в себя и внемлите! И это - всего лишь первые две страницы!.. Кто там рыдает? Я вас предупреждал. Передайте ему платок, пожалуйста, только потом непременно пусть вернет, этот платок у меня единственный, а мне еще самому рыдать и рыдать, знаете ли, ибо доброжелатели прислали мне целых четыре книги О. Громыко - и куда от них деваться? Мне суждено море открытий, чудесных и невероятных. Ночи упоительного чтения у лампады ждут меня. Только не надо так громко завидовать! Я потом дам почитать любому желающему. Можете записываться у секретаря.

Так, что там у нас осталось? А! Штампы фантастические. Это почти так же трудно, как и в случае с бытовыми штампами, потому что название себя полностью оправдывает и полностью себя же исчерпывает. Это фактически неуловимо. Главное состоит в том, что осознать наличие такого рода штампов чрезвычайно сложно, местами до полной невозможности, и только многолетние тренировки приведут вас к успеху. Так, например, возьмем все ту же Маму и Раму. Что вы? Ну да, тут есть штамп. И не один! Не один! Их тут два или даже три. По числу слов, так сказать, но это вовсе не те штампы, о которых вы подумали. Улавливаете геометрическую прогрессию? Ну то-то. Но это - лютики, цветочки, так сказать. Вот вам и другая сторонка медальки, не говоря про ободок, на который у нас сегодня явно не хватит времени: разделите неразделимое - и вы легко и свободно уйдете от фантастических штампов. Так, например, кое-кому известно, что вампир и упырь - суть одно и то же, но если вы смело разделите одно понятие на два, затем объявите их разными и зачеркнете знак равенства, который по глупости кто-то до вас поставил, то какой же новый фантастический козырь образуется в вашем клавиатурном арсенале! Или - напротив - объедините несовместимое, например, пару каких-нибудь диалектизмов, но только пару, не больше - скажем, "приехавши" и "пришодце", как делают это признанные мастера клавиатуры, разбавьте кое-где этими словами гладкую речь персонажей, и новая реальность подмосковной деревни, наполненной псковско-поморским говором вам обеспечена, а диалоги, до того серые и невзрачные, когда понять, кто что говорит, можно только благодаря авторским ремаркам, заиграют незамутненными красками неведомого этноса. Только ни в коем случае - умоляю! - не обращайтесь при этом к каким-либо справочникам, словарям и другим источникам пустого знания, выбросьте их все в окно или, еще лучше, подарите врагам - эти книги полны вульгарных штампов самого разного рода, а уж вам-то, строителям миров и конструкторам вселенных, известно, сколь важно избавиться от вериг темного и недалекого прошлого! Вы ведь и есть та самая молодая шпана, что, по утверждению одного питерского автора-песенника, "сотрет нас с лица земли". Так что вырубите на своих мониторах: знание - прискорбно, а блаженство - в неведении, как учил еще Дж. Апдайк, за что ему спасибо, хотя данный текстовик и не желает совершенно бороться со штампами, особенно с бытовыми. И еще скажу: коллеги по алфавиту! Если кто-нибудь вдруг не поймет всей дерзновенности и глубины ваших помыслов, что столь смело выразили вы простыми русскими буквами, запятыми и пробелами, то у вас всегда остается возможность заявить, будто вы пробовали новые методы, способы, приемы, которые все и каждый из ваших знакомых раскалывают буквально на раз, а если не понял, то сам дурак, тем более что время нас рассудит! На самый крайний случай остается еще издательство, которое чудовищно провело корректуру, изменило текст до полной невменяемости, да еще неизвестно, какой тираж на самом деле выпущен в свет. А вы говорите!

Кладя сегодняшней речи свойственный ей кончик, хочу подчеркнуть: все это непросто и даже сложно, но мы с вами не должны бояться буквально ничего, а такие-то там мелкие трудности нас совершенно не остановят и мы таки прорвемся в светлое будущее, где воцарится наконец полное и безоговорочное различие между заглавными и прописными буквами, чему нас уже сегодня учит О'Дивов, а счастье текстовиков и потребителей их продукции будет безмерным!

Спасибо за внимание.

Я кончил.

А кто не понял, может писать на меня жалобу. Да хоть в ООН!

 
 
другие выпуски "света харизмы"
 
 
главная - хп длимов - hp бурносов - заседания клуба - фоты - чаво - хаписня - форум
 
 
© Клуб русских харизматических писателей, 2004
Любые материалы с настоящих страниц могут быть
воспроизведены в любой форме и в любом другом издании
только с разрешения правообладателей.